На этом веб-сайте используются файлы cookie, чтобы вы могли получить лучший опыт на нашем веб-сайте.
Больше информации

    «Наша работа была трудной и поглощала насъ цѣликомъ. Въ ту палату, четыре стѣны которой, казалось, заключаютъ въ себѣ мiръ, не связанный ни съ какимъ другимъ, часто приходила смерть; и всегда были страданiя. Отношенiе къ намъ солдатъ было трогательнымъ, какъ будто мы олицетворяли для нихъ все, что было дорого и близко ихъ сердцамъ. Мы, въ нашихъ бѣлыхъ косынкахъ, такъ или иначе представляли собой тѣхъ высшихъ существъ женскаго пола, въ которыхъ были объединены всѣ качества матерей и женъ, и къ нимъ добавлялось представленiе о святой монахинѣ, особенно дорогое русскимъ людямъ. Здѣсь, въ этомъ мiрѣ больничныхъ коекъ, бѣлыхъ халатовъ и долгихъ, однообразныхъ часовъ, врачъ и медицинскiя сестры занимали мѣста рядомъ съ божествами. Врачъ по непонятнымъ и загадочнымъ причинамъ часто причинялъ боль, но солдаты никогда и не спрашивали этому объясненiя; они не спрашивали ни о чемъ Бога, когда Онъ посылалъ имъ испытанiя. Медсестра была человѣчнѣе и ближе къ нимъ, потому что она старалась облегчить ихъ страданiя, утѣшить ихъ, проявить къ нимъ доброту.

    Мы очень сильно чувствовали это во время первыхъ мѣсяцевъ войны, когда мы всѣ еще были воодушевлены однимъ порывомъ, одинаково откликались и служили – всѣ какъ одинъ – идеалу, понятному всѣмъ.»


Мемуары Великой Княгини Марiи Павловны Романовой


Открытое письмо.

На оборотной сторонѣ:

"На добрую память милой Аннѣ Афанасьевнѣ отъ любящей ОлиК..."

14 декабря 1915 года

"В любви нѣтъ выше права, какъ все прощать и забывать...