Есть только мигъ...


Всю ночь, не переставая, шелъ дождь. Тихо и монотонно шелестѣлъ онъ по чернѣющимъ въ темнотѣ кронамъ деревьевъ, и казалось, что это раннее лѣто уже остыло, захлѣбнувшись въ холодныхъ дождевыхъ струяхъ. Но наутро все стихло и потеплѣло. Туманъ неторопливо выплылъ изъ береговъ рѣки, заросшихъ пышными купами ивъ, и растекся по широкимъ, привольнымъ лугамъ. За ними поднимались мѣловыя горы, бѣлѣвшiя въ первыхъ солнечныхъ лучахъ.

Какъ томительно ждали мы этихъ ясныхъ и теплыхъ зорь, обѣщавшихъ долгожданный праздникъ лѣта, которое длится здѣсь до самыхъ послѣднихъ дней октября! И вотъ уже блеститъ наполовину скошенный лугъ, словно на знаменитой картинѣ Ѳедора Васильева, и, отражаясь въ тяжелыхъ прозрачныхъ капляхъ, перебѣгаютъ эти солнечные лучи въ разноцвѣтной травѣ, оставаясь на ней тысячами сверкающихъ бриллiантовъ.

Давно я стремился сюда, въ это царство покоя и нѣги! И вотъ сегодня сбылось, я здѣсь, и все вокругъ дышитъ необыкновенными ароматами лета! У пробудившейся ото сна журчащей рѣчки весело прыгаетъ у своего колышка молодая козочка и зоветъ поиграть съ ней. Вдали, у бѣлыхъ горъ горитъ на солнцѣ золотыми куполами монастырь, а небо, словно Покровъ Божьей Матери, сотканный изъ снѣжныхъ облаковъ, обнимаетъ всю эту хрупкую красоту.

Я беру на руки дочь и иду по этому драгоценному ковру, надъ которымъ порхаютъ рѣзвыя и беззаботныя ласточки. Иду къ старой вѣковой ветлѣ, гордо и одиноко стоящей посреди этого упоительнаго простора, и чувствую, что все это и есть то самое главное, что мы зачастую вслѣпую ищемъ, тотъ неизъяснимый мигъ счастья, та завѣтная радость бытiя, ради которой наша душа и пришла въ этотъ мiръ, чтобы, просiявъ въ лучахъ земной красоты, познавъ ее и очистившись въ ней, взлетѣть въ небо съ этими ласточками къ вѣчнымъ таинственнымъ облакамъ, гдѣ всѣхъ насъ встрѣтитъ милосердный Богъ.



Бѣлгородская губернiя. Шебекино – Зимовенька. Iюнь 2016 г.