Венецiя.


Въ этотъ прiѣздъ въ Венецiю я остановился въ тихомъ районѣ Канареджо, въ старой гостиницѣ, расположенной вдали отъ туристическихъ маршрутовъ. Каждое утро меня будилъ колоколъ сосѣдней церкви, и, открывая ставни, я смотрѣлъ, какъ просыпается этотъ загадочный и навсегда застрявшiй въ своемъ далекомъ и блистательномъ прошломъ городъ. Умирала еще одна ночь, и въ предразсвѣтный часъ улицы погрузились въ густой туманъ. Венецiя, такъ часто являющаяся намъ въ похожихъ другъ на друга красочныхъ открыткахъ, вдругъ оказалась безъ своихъ парадныхъ одѣждъ, слегка прикрывая свою наготу молочно-бѣлымъ полупрозрачным одѣянiемъ... Какая-то особенная тишина стояла въ то утро. Туманъ, родившись влажной холодной ночью, безшумно скользилъ по стариннымъ улицамъ и набережнымъ, поглощая архитектуру и рѣдкихъ прохожихъ... Время и мiръ вокругъ словно остановились и, подчиняясь какимъ-то мистическимъ законамъ, не хотѣли двигаться впередъ... Тогда на мосту Тре Арчи я увидѣлъ его...Онъ молча стоял и курилъ папиросу. Ничто не уводило его вниманiе, и даже я со своимъ фотоаппаратомъ не смогъ отвлечь его отъ созерцанiя величественной картины погруженнаго въ туманъ города, въ которомъ онъ былъ такимъ же дѣйствующимъ лицомъ, какъ и старый горбатый мостъ, догорающiе фонари и столбики для лодокъ, у которыхъ тихо всхлипывала еще не проснувшаяся вода...


Венецiя. Мартъ 2004 г.