Вова – дачный аборигенъ.


Вова – сосѣдъ, живущiй на нашей дачной улицѣ. Обитаетъ здѣсь круглый год, и зимой не замерзает – согрѣвается самогономъ и электрообогревателем, скручивая счетчики и обманывая Чубайса со всѣмъ его РАО ЕЭС. Вова имѣетъ сожительницу, собаку и кота. Все остальное въ жизни, какъ водится, – пропилъ. Лѣтомъ Вова разживается водкой на мѣлкой шабашкѣ – заборчикъ поправитъ, тачку песка прикатитъ, глядишь, чекушку-то и нальютъ. Осенью и зимой, когда всѣ разъѣзжаются, «охраняетъ дачи», обозначая присутствiе на нихъ человѣка въ своемъ лицѣ. Вова – долгожитель, всѣ мужики его возраста уже померли отъ водки и болезней, а онъ – ничего, несмотря даже, что въ прошломъ году его избилъ другой сосѣдъ съ большимъ тюремнымъ стажемъ и грознымъ прозвищемъ «Кабанъ», а въ этомъ году зимой ему въ довѣсокъ досталось отъ пацановъ-наркомановъ, которые воруютъ на дачахъ, а потом «ширяются» на вырученныя деньги. Лѣтомъ у Вовы умерла собака – дворняга по кличкѣ «Тихонъ» (я его въ шутку называлъ Хрѣнниковымъ, въ честь Председателя Союза Композиторовъ СССР, хотя онъ къ старости оглохъ и не слышалъ даже проѣзжающей рядомъ съ нимъ машины), сосѣдскiя собаки загрызли его до смерти. Такъ и остался Вова доживать свой вѣкъ со своей «подругой жизни» Анькой, такой же пропойцей, и котомъ Кузей, который шляется по дачамъ и брюхатитъ окрестныхъ кошекъ.


Тверь. Лѣто 2004 г.