“Онъ посмотрѣлъ на меня съ удивленiемъ. "Откуда же въ тебѣ эта любовь къ мертвой буквѣ?" – "Тутъ нѣтъ никакой любви. Я смотрю на свои занятiя какъ на обязанность, какъ на долгъ. Я знаю, что этотъ трудъ со временемъ дастъ мнѣ возможность принести пользу тѣмъ, въ средѣ которыхъ я буду поставленъ. Знаешь ли, другъ мой, – продолжалъ я, одушевляясь, – санъ священника – великое дѣло. Эта мысль приходила мнѣ въ голову въ безсонныя ночи, когда, спрятавъ учебныя книги, усталый, я бросался на свою жесткую постель. Вотъ, – думалъ я, – наконецъ, послѣ долгаго труда, я удостоиваюсь сана священнослужителя. Падаетъ ли какой-нибудь бѣднякъ, убитый нуждою, я поддерживаю его силы словомъ Евангельской Истины. Унываетъ ли несчастный, безчестно оскорбленный и задавленный, – я указываю ему на безконечное терпенiе Божественнаго Страдальца, который, прибитый гвоздями на крестѣ, прощалъ своимъ врагамъ. Вырываетъ ли ранняя смерть любимаго человѣка изъ объятiй друга, – я говорю послѣдняму, что есть другая жизнь, что другъ его теперь болѣе счастливъ, покинувъ землю, гдѣ царствуетъ зло и льются слезы... И послѣ этого, быть можетъ, я приобретаю любовь и уваженiе окружающихъ меня мужичковъ. Устраиваю въ своемъ домѣ школу для дѣтей ихъ обоего пола, учу ихъ грамотѣ, читаю и объясняю имъ Святое Евангелiе. Эти дѣти становятся взрослыми людьми, разумными отцами и добрыми матерями... И я, покрытый сѣдинами, съ чистою совѣстью ложусь на кладбище, куда, какъ духовный отец, проводилъ уже не одного человѣка, напутствуя каждаго изъ нихъ живымъ словомъ утѣшенiя..."


И.С. Никитинъ «Дневникъ семинариста»


                                                                                                                         Семинаристы

                                                                                                             Тверская (?) духовная семинарiя

                                                                                                                 Оборотная сторона чистая